Форум сайта Живая Земля
26.10.2020, 10:31:40 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: SMF - Just Installed!
 
   Начало   Помощь Поиск Войти Регистрация  
Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: 75-летию Великой Победы посвящается  (Прочитано 338 раз)
Администратор
Administrator
Jr. Member
*****
Сообщений: 92


Просмотр профиля
« : 08.05.2020, 10:48:05 »

На просторах Интернета встретила интересную мысль: «Газеты Второй мировой выполняли функцию нашего сегодняшнего Интернета. В принципе, их с полным правом так и можно назвать – «Интернет Второй мировой».

Сегодня хочу привести цитаты о трех сражениях Великой Отечественной. Слова тех, кто был там, на полях сражений, и произнес их до того, как начали переписывать историю. А также слова наших современников о тех годах.
 
«Русские сражаются не только отважно, но и искусно. Несмотря на все временные неудачи, Россия выстоит и с помощью своих союзников в конце концов изгонит со своей земли всех нацистов до последнего».
Ф.Д. Рузвельт, президент США, «Беседы у камина»** , 7 сентября 1942 г.

** «Беседы у камина» — обобщённое название радиообращений президента США Франклина Рузвельта к американскому народу. В период с 1933 по 1944 год состоялось 30 передач, в которых освещались актуальные политические и экономические вопросы.

Сталинградская битва (17 июля 1942 — 2 февраля 1943 года).

«Газеты США и Великобритании того времени, как это ни парадоксально прозвучит, являются стражами и охранителями российской истории.

Вот, мы берём статью за 20 сентября 1942 года «Важнейшая битва всей войны» из «Нью-Йорк Таймс» и читаем: «По своему значению оборона Сталинграда превосходит все прочие битвы этой войны. Если бы русским удалось удержать город, все завоевания немцев, осуществлённые в ходе большой наступательной кампании середины лета, были бы сведены к нулю».

А вот другой материал все той же «Нью-Йорк Таймс» за 30 сентября 1942 года, в котором журналистка Анна О’Хара Маккормик задаётся вопросом: почему Сталинград приковывает к себе столько внимания? И отвечает: Сталинградская битва как никакое другое сражение «заставила жителей даже самых отдалённых уголков планеты почувствовать реальность событий нынешней войны... В этой затянувшейся битве за город вся мировая борьба предстаёт в уменьшенном масштабе, доступном человеческому восприятию. Наблюдая за Сталинградом, мы отчётливо видим природу этой войны. Мы видим, насколько она яростна, беспощадна, отчаянна, и осознание этого факта вызывает в нас эмоции, которые не сравнятся с нашими переживаниями во время Дюнкерской операции, Батаанского марша смерти или бомбёжек Лондона».

А вот что писала лондонская «Таймс» 28 ноября 1942 года: «Судьбу Сталинграда решил не Гитлер, а Сталин. Оценки новой России со стороны немецкого лидера были столь последовательно ошибочными (впрочем, это касается и многого другого), что трудно было предполагать его правоту в данном случае. Советские обозреватели называют Сталинград “солнечным сплетением Союза”. Это верно, более того, теперь город стал ещё и символом победы… От самого города мало что уцелело. Но цела его прежняя слава, которой великая оборона и освобождение добавляют новый блеск…»

И, наконец, ещё одно свидетельство «Нью-Йорк Таймс» за 7 февраля 1943 года:
«Окончательное уничтожение остатков немецкой армии под Сталинградом, случившееся на прошлой неделе, стало концом истории, которую запомнят поколения. В этой великой войне ещё не было столь яростной осады и столь несгибаемого сопротивления…»

Мнение нациста о защитниках Сталинграда

К 1942 году после двух лет изнурительной войны фашистское командование стало понимать, что молниеносной войны, блицкрига, не получится, а Сталинград оказался той горькой пилюлей, которая отрезвила горячие головы Третьего рейха.

Вот, «Таймс» в статье от 22 сентября 1942 года приводит мнение нацистского пропагандиста генерал-лейтенанта Дитмара: «Каждый человек должен понимать, что победы в боях с таким врагом, как Россия, не могут быть достигнуты молниеносно. Каждая победа – это результат не только ожесточённых боёв, но и во многих случаях результат преодоления многочисленных сложностей». По его словам, война с русскими войсками «требует от немецкого солдата моральной стойкости, равной которой не было прежде».

По мнению Дитмара, на первое место выходит отнюдь не военная техника – пушки, автоматы, танки, а волевые качества солдат, поскольку «самые быстрые и безоговорочные победы достигаются только тогда, когда моральное сопротивление противника, его воля к победе быстро сломлены». Однако, признаёт нацистский генерал, «против советского солдата такую победу одержать невозможно. Тяготы службы, подрывающие боевой дух войск – болезнь, которая распространяется в других армиях, как чума, – не могут ослабить сопротивление русских», – полагает Дитмар.

«Враг, который нам противостоит, слеплен из другого теста и обладает разумом, психологию которого трудно понять», – заключает Дитмар. Нацистского генерал-лейтенанта удивляет непривычная для него стойкость советских солдат: «Особенно в начале кампании немецкое командование и армия столкнулись с неожиданной и с виду невероятной тактикой русских. Против любого другого соперника, менее стойкого и опытного, принимаемые нами меры смогли бы увенчаться успехом. В боях с русскими же и речи не идёт о том, чтобы парализовать моральное сопротивление этого противника мощными ударами, хотя в случае с другими нашими врагами это было возможно и будет, безусловно, возможно в будущем с другими нашими врагами – настоящими или потенциальными».

Дитмар подробно анализирует человеческие качества советских воинов: «Безусловно, советский солдат менее чувствителен к трудностям, чем солдат какой-либо другой армии. Русские обладают редкой способностью отдаваться делу и не ждать ничего взамен. Война против Советского Союза – это борьба против самой мощной военной машины в мире, и поставить её на колени – трудная задача»…

20 июля 1942 г. газета The Bent Bulletin опубликовала карикатуру известного в США художника Джеймса Роберта Уильямса под названием «Вот почему матери седеют», на которой изображена следующая семейная сценка:
 
Мать удерживает непослушного сына, который пытается отправить очередную партию писем перечисленным выше государственным деятелям, и кричит: «Отдай мне [письма]! Если ты не оставишь в покое Рузвельта, Черчилля, Макартура, Нимица, Уэвелла и Тимошенко**, мы проиграем войну!» На что сын отвечает: «Да ведь дать мне автограф – секундное дело! У них ведь тоже должны быть выходные, не могут же они всё время быть заняты!» В дверях появляется сестра и подливает масла в огонь: «Он совсем на этом помешался. Теперь в нашем доме почтовые марки держать нельзя!»
 ** маршал С.К. Тимошенко - командующий Сталинградским фронтом

Ещё раз внимательно прочитаем слова вице-президента США Генри Уоллеса (см. газета «Таймс» 10 ноября 1942 года, статья «Америка и Россия»): «…”новая демократия, демократия простого человека”, к которой движется мир, сможет кое-что перенять как из американских идеалов, так и из российских. Не все то, за что борется сегодня демократия, можно обнаружить в “Билле о правах”». (Напомним, что «Билль о правах» – это поправки к Конституции США, самому почитаемому документу в этой стране, наравне с Декларацией независимости.)
Из статьи Игоря Ногаева «В зеркале западной прессы. Что писали газеты США и Великобритании в 1942-1943 годах о Сталинградской битве?»

https://newsland.com/community/2039/content/v-zerkale-zapadnoi-pressy/3420329
http://www.stoletie.ru/ww2/v_zerkale_zapadnoj_pressy_340.htm

Надежда Кузьмина «Военное чудо». Что мировые СМИ писали о Сталинградской битве:

«…Особое внимание The New York Times уделяет празднованию победы под Сталинградом: «Сталинградская победа празднуется спокойно, с достоинством… Полный размер триумфа русской армии под Сталинградом вряд ли ещё дошёл до московского руководства. Победа празднуется с тихим достоинством, с которым советский народ, словно медведь, выражает своё страдание и облегчение».
https://aif.ru/society/history/chto_pisali_mirovye_SMI_o_Stalingradskoi_bitve_72_goda_nazad

Курская битва (5 июля — 23 августа 1943)

«Фельдмаршал Эрих фон Манштейн, разрабатывавший и проводивший операцию «Цитадель», впоследствии писал:
«Это было последней попыткой сохранить нашу инициативу на Востоке. С ее неудачей инициатива окончательно перешла к советской стороне. Поэтому операция "Цитадель" является решающим, поворотным пунктом в войне на Восточном фронте».

Немецкий историк из военно-исторического ведомства бундесвера Манфред Pay писал:
«Иронией истории является то, что советские генералы стали усваивать и развивать искусство оперативного руководства войсками, получившее высокую оценку немецкой стороны, а сами немцы под давлением Гитлера перешли на советские позиции жесткой обороны - по принципу "во что бы то ни стало"».

В августе 1943 года Комитет начальников штабов США подготовил аналитический документ, в котором дал оценку роли СССР в войне.
«Россия занимает доминирующее положение, - отмечалось в докладе, - и является решающим фактором в предстоящем поражении стран оси в Европе».

Не случайно президент Рузвельт осознавал всю опасность дальнейшего затягивания открытия Второго фронта. Накануне Тегеранской конференции он говорил своему сыну:
«Если дела в России пойдут и дальше так, как сейчас, то, возможно, будущей весной Второй фронт и не понадобится».

Из статьи Дмитрия Сергеева «Огненная дуга»: 10 малоизвестных фактов о Курской битве» (к 75-летию сражения)
https://tvzvezda.ru/news/qhistory/content/201807050746-tjf4.htm

Белорусская операция – операция «Багратион» (23 июня — 29 августа 1944)

Из статьи Петера Хармсена (Peter Harmsen)*** «Weekendsavisen (Дания): «День Д» на Восточном фронте»:

«Мы часто забываем, что немцев во Второй мировой войне разбил Советский Союз. 75-я годовщина вторжения в Нормандию отмечается со всей помпой, а наступление, случившееся почти тогда же, но на Восточном фронте — к тому же гораздо более масштабное — игнорируется.

После Второй мировой войны американские военные заставили пленных немецких офицеров перечислить все кампании, в которых они успели поучаствовать до краха Третьего рейха в 1945 году. В своем отчете побывавший на Восточном фронте генерал-майор Петер фон дер Грёбен (Peter von der Groeben) написал о «самом разгромном ударе за всю войну». Он имел в виду веху в военной истории, которая в наших краях по-прежнему прозябает в безвестности. Самым разрушительным ударом всех мировых войн фон дер Грёбен назвал операцию «Багратион» — наступление советских войск, освободившее Белоруссию. Название операция получила по имени русского генерала времен наполеоновских войн.

Это часть более масштабной проблемы. Мы, Запад, часто забываем, что исход войны с Германией решился на Восточном фронте. Три четверти немецких потерь во Второй мировой приходятся на кампанию против СССР. Советские войска получали обширную материальную помощь от западных союзников, и можно сказать — очень грубо — что победа над нацистской Германией одержана американским капиталом и русской кровью. Но это ничуть не меняет того, что тяжелейшие жертвы принес Советский Союз: военные и гражданские потери русских достигают 25 миллионов убитых — и это в 60 раз больше, чем у США.

Это предвзятое отношение во многом сложилось благодаря естественному интересу Запада к собственному участию во Второй мировой, считает Дэвид Стейхел (David Stahel), военный историк из Университета Нового Южного Уэльса в Канберре и признанный автор книг о советско-германской войне.

Он приводит в пример бои в североафриканской пустыне — в массовом сознании стран-участниц (Великобритания, Южная Африка, Новая Зеландия, Австралия и Индия) им отводится непропорционально большое значение. Фигура командующего немецким корпусом в Африке генерал Эрвина Роммеля (Erwin Rommel) до сих пор овеяна мифами.
«Но люди, как правило, не знают, что под командованием Роммеля в 1941 и 1942 годах ни разу не было более трех дивизий — а это максимум 50 тысяч человек. На Восточном же фронте против СССР Германия развернула 150 дивизий — то есть 3 миллиона. Это ошеломительные цифры, и нетрудно понять, почему русские считают, что их вклад в победу недооценен или даже откровенно искажается», — считает Стейхел.

Одна из причин, почему роль СССР на Западе преуменьшают, — холодная война. Во-первых, Западу было неловко признавать, что бóльшая часть заслуг в победе в 1945 году действительно принадлежит врагу за железным занавесом. Во-вторых, натянутые отношения между бывшими союзниками закрыли западным державам доступ в советские военные архивы — немецкие же архивы открылись лишь в середине 1960-х годов.
«Кроме того, во многих западных университетах отношение к традиционным военным историкам предвзятое — их представляют правыми милитаристами. Крупные издательства поощряют авторов писать на темы, рассчитанные на западную аудиторию. Люди читают книжки о том, что им уже известно. О Дне Д слышали все, а битва за Смоленск 1941 года широкой публике неизвестна просто потому, что не продается».

«Примечательно, что явление — это распространено даже в странах, где свободны СМИ и образование и есть неподдельный общественный интерес ко Второй мировой. Военная тема общественность заботит, однако основное внимание по-прежнему уделяется роли Запада. То же самое справедливо и для войны на Тихоокеанском театре. На самом деле свои главные боевые действия Япония вела в Китае, где задействовала миллион солдат. Китай потерял во Второй мировой от 15 до 20 миллионов человек, но какие китайские сражения мы знаем — не говоря о том, чтобы отмечать их?»

*** Петер Хармсен — магистр общественных наук, историк, специалист по русскому языку.

https://inosmi.ru/history/20190710/245442447.html
Записан

Администратор форума
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.18 | SMF © 2006-2009, Simple Machines Valid XHTML 1.0! Valid CSS!